Если хочешь быть cчастливым...

Адрес:
Ростов-на-Дону, пр. Текучёва 234,
оф. 601, КРОСС-клуб

info@litvak.me

Телефон:
8-800-333-4-977

Менять надо себя, а не обстоятельства

« Назад

27.09.2017 12:35

IMG_9005 (2)

Интервью с главным психотерапевтом Ростовской области, кандидатом медицинских наук Литваком Михаилом Ефимовичем. Его книги, особенно "Если хочешь быть счастливым" и "Принцип сперматозоида", популярны среди русскоязычных читателей Германии, которым помогли его работы и которые проявили интерес к его личности. Их просьбу мы сейчас выполняем.

Михаил Ефимович! Расскажите пожалуйста, как вы "дошли до такой жизни". Ведь в 40 лет вы были рядовым врачом психиатрической клиники. Как правило, в этом возрасте люди не начинают заниматься наукой. В плане продвижения на них "ставят крест", да нередко они и сами это делают.

Вы правы. Я в 40 лет тоже уже "поставил на себе крест". Тем более, что к этому времени моя застарелая (с 26 лет) гипертоническая болезнь, из-за которой я в 29 лет был уволен из Армии, где успел сделать неплохую карьеру, набрала обороты. Нарушение мозгового кровообращения в системе позвоночных артерий, развившееся на почве гипертонической болезни, уложило меня в постель. Болезнь думать не мешала, но ходить не давала. И я стал искать выхода из положения. Я стал анализировать свои ошибки с помощью умных книг и умных людей. Тогда я понял, что если бы я не совершил своих ошибок, или если бы у меня не было моих неудач и страданий, то и не было бы и таких успехов.

О них я хочу рассказать отдельно. Но прошу вас не сочувствовать мне, ибо в самих событиях не было ничего трагического. Более того, сейчас я пониманию, что всё, что случилось со мной, было удачей, которой я просто не воспользовался. Еще Шекспир говорил, что "Вещи не бывают плохими или хорошими. Таковыми они становятся в нашей оценке". Оценка и отношение зависят от структуры личности, поэтому менять надо себя, а не обстоятельства, и они (обстоятельства) изменят свой знак: из плохих станут хорошими. Но это я понял только в 42 года.

Первое крушение моих планов и судьбы, как я тогда считал, было в 1961 году, когда меня, выпускника Ростовского мединститута, призвали на кадровую службу в армию, вместо того, чтобы принять в аспирантуру на кафедру оперативной хирургии и топографической анатомии, где я несколько лет работал в кружке, успешно проводил на собаках сложные хирургическое операции и возглавлял группу студентов, которые занимались вместе со мной. Я считал, что поступили со мной несправедливо, так как я явно превосходил по своим деловым качествам своих конкурентов. Но у меня был один "недостаток" - национальность. Я был, как тогда говорили, "инвалидом 5 группы".

Сейчас я это событие рассматриваю как большую удачу. Хорошо, что меня не приняли в аспирантуру и хорошо, что призвали в Армию. Мой друг, который занял это место, всю жизнь провозился с животными и трупами. Никто его не знает. Я же, благодаря Армии, в материальном плане успел лучше, да и повидал такое, что моим унивенситетским товарищам и не снилось, да еще и участвовал в этом. Приведу лишь несколько фактов: Ташкентское землетрясение, перекрытие китайской границы, ликвидация ряда аварий. За государственный счет поездил по всему Советскому Союзу, нашел личное счастье. Мне бы радоваться жизни, но я днем служил, а по вечерам и ночам ходил в госпиталь оперировать. Кстати, мой первый сосед по койке в общежитии, такой же горемыка, призванный после окончания технического ВУЗа, быстро сориентировался в ситуации и стал космонавтом. Какой толк сейчас называть его имя. У меня ведь там были тоже неплохие возможности. Нужно было быть другой личностью.

В общем, я переживал, и заболел гипертонической болезнью. Меня обследовали в госпитале, нашли еще несколько заболеваний. Мучил меня субфебрилитет (ежедневно в течение почти 2-х лет у меня поднималась по вечерам температура до 37,5 градусов. За эти два года были кризы, предынфарктные состояния - я шесть раз попадал в госпиталь. В конце концов после очередного криза я был уволен из Армии в 1967 г.

На гражданке я понял, что идти в хирургию мне с таким здоровьем не стоит и стал искать что-то другое. Вот тут-то мне повезло (везло, конечно, мне всегда, но здесь и я сам считал, что мне повезло). Я был принят штатным ординатором в психиатрическую клинику Ростовского мединститута благодаря свои друзьям, которые познакомили меня с профессором Михаилом Павловичем Невским, который плевал на мою "инвалидность 5 группы" и оценил мои способности. Это была большая несправедливость, но по отношению к другим, а не ко мне (но тогда я это не считал несправедливым), ведь обычно такие должности занимают врачи проработавшие в психиатрии несколько лет.

Пять-шесть лет я был в восторге от своей судьбы. Я очень старался и года через три уже считался неплохим психиатром, а к 1973 году даже написал до последней строчки кандидатскую диссертацию на тему: "Микроэлементы в физиологических жидкостях больных шизофренией в дефектном состоянии". Я владел гипнозом и аутогенной тренировкой, и считался неплохим психотерапевтом. Кроме того я получил от Армии квартиру и стал отцом двух сыновей. Все болячки у меня прошли или, по крайней мере, я их не чувствовал. Но к этому времени у меня появились научные разногласия с моим начальником, которые перешли в личную неприязнь. Кончилось это тем, что мой начальник придирался ко мне по мелочам, я же свое отношение выражал не столько словами, сколько своим лицом. Его это бесило, а я очень переживал. Сейчас я бы в аналогичной ситуации не опустил голову, а приподнял ее, изображая всем своим видом раскаивающегося дурачка. Так, гнев моего партнера сразу бы сошёл на нет. "Обличие глупца - вот мудрость мудреца" - писал Шекспир. Но тогда я этого не знал, и гипертоническая болезнь не замедлила вернуться, кроме того присоединились еще и хронический гастрит и трахеит с лающим кашлем. Были еще какие-то мелочи: карбункул, дерматит, розовые угри. Теперь я понимаю невротическую природу этих болезней. Они как бы выкидывали меня из ситуации, с которой я не мог справиться, хотя бы на несколько дней.

Довести диссертацию до защиты не удалось. Года два ее проверял научный руководитель, потом уже не было здоровья. Я чувствовал, что я постепенно деградирую. Начались разлады и в семье. Растущие сыновья 7 и 12 лет ссорились между собой. Когда мы с женой их укладывали в постель, то обессиленные садились и говорили друг другу: "За какие грехи нас Бог наградил такими детьми". В конечном итоге дело кончилось гипертоническим кризом с нарушением мозгового кровообращения, и я почти на 3 месяца попал на лечение в неврологическую клинику. Мне уже намекали, что стоит перейти на инвалидность. Единственной опорой в моей жизни оставалась моя жена.

Как же вы стали выправляться?

Много думал и читал. Итогом этих размышлений было решение перейти на другую работу. Мне предложили поработать во врачебно-физкультурном диспансере психотерапевтом. А для того, чтобы мы присмотрелись друг к другу, я устроился вначале по совместительству.

А почему не сразу и полностью? Рвать так рвать.

Натура у меня тогда был такая: во всем сомневаться. Даже в себе. А вдруг и там ничего не получится? Кроме того, я чувствовал себя психотерапевтом только на 10%, а психиатром на 90%. Жалко было, что такие знания будут пропадать.

Скажите пожалуйста, а сейчас сомнения Вас не мучают? Неужели у вас не бывает сомнений?

Нет, сомнения, конечно бывают, но они меня не мучают. Я от них избавляюсь. Сейчас я не сомневаюсь ни в себе, ни в людях.

Как же вы от сомнений избавляетесь? Это входит в вашу методику?

Да. Есть четыре варианта. 1-й - вспомнить первое решение. Оно обычно самое точное. 2-й - если первое решение не можешь вспомнить, бросить жребий и покорись судьбе. 3-й - взять за основу худший вариант и начать действовать. 4-й - ставить сразу две задачи: достижение желаемого результата и приобретение опыта. Кроме того, если это не очень опасно, лучше всего действовать по своим желаниям и действовать так, будто все получится. А если вдруг не выйдет, то тогда и начинать нервничать. Сомневающиеся люди все время нервничают: до события, боясь, что их обманут или у них ничего не получится; во время события, так как подходят к нему изнуренные сомнениями; после - от изнеможения и отсутствия сил, чтобы исправить ошибку или взяться за что-то новое.

Что касается первого варианта, то здесь все понятно. Приведите, пожалуйста, пример трех последних.

Звонит мне один мой подопечный и советуется по поводу своих отношений со своей подругой. Они были где-то середине уже довольно длительное время. Но нельзя же долго стоять на склоне горы! Это очень утомительно. Нужно или подняться на вершину, или спуститься вниз. Я ему посоветовал кинуть жребий. Выпало "не идти". Ему тут же стало ясно, что ему хочется идти. Он сразу стал подниматься вверх. Получилось всё неплохо.

А есть пример из личной жизни?

Да, конечно. К 1990 году мои тренинги стали пользоваться большим успехом. Подопечные просили, чтобы я написал небольшую брошюру или методические рекомендации. Написать я написал, но опубликовывать это никто из издателей не захотел. Пришлось мне организовывать свое издательство. В итоге я выпустил я несколько небольших книжек: "Психологическое айкидо", "Психологическая диета", "Неврозы", "Я: алгоритм удачи". И тут судьба меня свела с директором крупнейшего издательства России "Феникс" - Л.Вальдманом. Все мои закомые пытались меня отговорить с ним сотрудничать.Я спросил у него, почему у него такая репутация. Он очень умно ответил: "Я много работаю, и мне некогда думать о репутации". Затем он спросил, какое же решение я принял. Я ответил: "Конечно, я буду с вами сотрудничать. Как вы можете меня обмануть? Выпустить больший тираж, чем указано в договоре. Так вы же будете распространять мои книги. За счет известности, я компенсирую свои убытки". Вот мы уже много лет сотрудничаем.

Скажите пожалуйста, вы до всего этого сами дошли?

Нет конечно. То, что следует удовлетворять свои желания указано в Библии, а правило выбора худшего результата навеяно идеями А.Шопенгауэра. Смысл его заключается в том, что самое лучшее помещение капитала - это деньги, которые у тебя выдурили обманным путем. Это приводит к приобретению опыта.

Михаил Ефимович, мы немножко отошли от вопроса "Как вы дошли до этой жизни?"

Так вот, когда я приступил к новой работе, а это была работа с женской гандбольной и мужской футбольной командами, которые выступали в первенстве Советского Союза. Она меня настолько увлекла, что я понял - мир не ограничивается только психиатрическими учреждениями. Я все время думал о том, как помочь спортсменам, поэтому просто перестал слышать и реагировать на едкие замечания начальника. В результате частота и интенсивность его нападок заментно снизилась. Я снова стал покладистым и, следовательно, хорошим. Работая в спортивных командах, я заметил, что тгрокам нужна не столько аутогенная тренировка и гипноз, сколько умение ладить друг с другом. Скандалы у них разгорались во время тренировок. Конфликтовали спортсмены и друг с другом, и с тренерами. Враждовали и тренеры между собой.

Я стал интересоваться психологией общения. Обложился книгами. Наибольшее впечатление на меня произвел тогда трансактный анализ Э.Берна, американского психотерапевта, полузапрещенного у нас. Хочу напомнить, что на дворе тогда был 1979 год. Это сейчас эти книги можно читать и цитировать. Тогда мы только немного слышали о них. Но меня это настолько увлекло, что я достал в Ленинской библиотеке микрофильмы его книг и перевел их, как мог, додумывая то, что не понимал точно (английский у меня весьма отвратительный). Когда уже появились его переводы, сделанные профессионалами, выяснилось, что мой перевод неточный и в нем есть нечто новое. Так плохое знание английского привело меня к тому, что я создал модификацию трансактного анализа, которую назвал: "Психологическое айкидо". Центральным техническим приемом этой системы был "принцип амортизации" - немедленное согласие со всеми замечаниями партнера по общению. Автором этого принципа следовало бы считать бравого солдата Швейка, который всегда соглашался, что он идиот и доводил своих не очень умных партнеров до белого каления.

Мне удалось в какой-то степени помочь командам, но самое главное, что используя эту технику, я добился того, что стал преподавать на факультете усовершенствования врачей в конце 1979. Я получил повышение с увеличением оклада почти вдвое. В то время это была фантастика, ведь против меня были и мои 42 года, и отсутствие ученой степени, и "инвалидность пятой группы".

Так началась моя новая жизнь, полная ярких событий. Как удачных, так и неудачных, но это уже была моя жизнь. Я сам совершал ошибки, сам исправлял, сам нес за них ответственность. Мои поступки многих удивляли. На меня стали смотреть как на чудака, человека со странностями, а иные и как на сумасшедшего. Так, я отказался продолжать работать над почти завершенной кандидатской диссертацией и полностью углубился в психотерапию и психологию общения. Объектом моих клинических и научных интересов стали больные затяжными формами невроза. Я брал на лечение только больных, которые болели неврозом не менее десяти лет, которые до того, как попали ко мне, лечитесь другими способами, желательно в стационарах. Так получалась достоверность результатов, которые меня самого ошеломили. Больные у меня получали лекарств на 70% меньше(!), чем больные этого профиля, которые лечились обычными методами. Значительно сократился койко-день (15-18 вместо 30), почти прекратилось повторное стационирование.

Вы думаете, что все кинулись изучать мою методику? Как бы не так! Все результаты брались под сомнение. Начались всевозможные проверки. Положительные результаты замалчивались. Все отрицательные подвергались анализу и критике. При неудачах меня упрекали следующим образом: "Вот если бы вы назначили солидный курс лекарственной терапии, то больному бы стало легче, а теперь сроки упущены". Пришлось так отшлифовать диагностику и уметь предвидеть результат, что я стал крайне редко ошибаться, играть "под дурочка" и вести двойную бухгалтерию. В историю болезни я вкладывал лист, где было расписано большое количество медикаментов. Мало кто обращал внимание, что день назначения и день отмены совпадал. Но зато проверяющие видели, что пациент принимал много лекарств и не удивлялись, что он так мало пробыл в стационаре.

Уверенность в моей правоте подкреплялась еще и тем, что я сам перестал болеть. С 1979 года я ни разу не был на больничном листе. Кроме того, удалось наладить общение с детьми. Они стали лучше учиться. Мне стало интересно с ними общаться.

Но что было делать с сутью метода? Ведь я призывал идти на компромиссы, по возможности соглашаться с партнером по общению, уступать, оставаться в хороших отношениях. Вместо назначения лекарств я стал обучать их и самого себя строить отношения. Я имел глупость говорить об этом вслух, на лекциях. Находились благожелатели, которые докладывали в партийные и советские органы. Меня туда вызывали. Кончалось это тем, что я там проводил занятия по психологии общения с руководящим составом. А ведь это был 1985 год. Перестройкой еще не пахло. Я проводил занятие даже в обкоме партии, с руководящим составом областного управления внутренних дел и даже в КГБ, где мне неплохо по тем временам заплатили. Так, что везде мне везло на умных людей.

Постепенно углубляясь в проблему неврозов, я присоединился к мнению, что их корни уходят в раннее детство, когда формируется характер. Психотравма фактически играет роль проявителя той фотографии, которая была сделана в первые пять лет жизни ребенка. Суть невроза заложена в структуре характера. Зачем же ждать, когда человек заболеет неврозом? Не лучше ли исправить характер, когда дело еще не дошло до невроза? Так был нами разработан метод коррекции характера, который мы назвали "сценарным перепрограммированием". Кроме того, многие больные после лечения в стационаре продолжали приходить ко мне и после выписки, для решения некоторых вопросов общения. Приходили они группами, захватывая с собой и своих близких. Так стихийно сложился у нас клуб, который мы назвали КРОСС (клуб решивших овладеть стрессовыми ситуациями) и была разработана новая организационная модель лечения больных неврозами, которая функционирует и до сих пор. Еженедельно проводятся лекции со всеми желающими. Те, кто хочет, посещает еще и групповые занятия. Если там выявляются лица нуждающиеся еще и в медицинской помощи, то они направляются в поликлинику или в стационар. Больные, которые прошли лечение в стационаре, при необходимости продолжают получать психологическую помощь в клубе. Так, постепенно помощь больным неврозами стала носить профилактический характер и осуществляться за пределами лечебных учреждений.

Работа в клубе заставила нас разрабатывать новые методики, так как у здоровых людей были совсем другие запросы. Так, к нам обращались с просьбой отрегулировать отношения: вернуть в лоно семьи мужа или жену, наладить отношения с детьми, наладить отношения с начальством, правильно и бесконфликтно организовать процесс управления на производстве, устроиться на интересную работу. Так, постепенно сформировался управленческий тренинг, который мы назвали "Психология управления".

Одно время к нам за помощью обращались и кандидаты в депутаты. Особенностью их деятельности являлась необходимость выступать перед незнакомыми людьми и завоевать их доверие. Мы разработали методику публичного выступления, которую условно назвали "интеллектуальный транс".

Михаил Ефимович, а насколько эффективны эти методы работы и как вы их проверяете?

Вопрос очень интересный. Здесь прежде всего необходимо разработать критерии эффективности. К ним мы относим не только ликвидацию симптомов невроза, но и изменения в структуре характера. Эффективным мы считаем только такой результат, при котором меняется структура характера, улучшается социальный статус больного, он перестает зависеть от других людей, сам несет ответственность за свою жизнь. Кроме того мы разработали ряд психологических методик, которые позволяют нам объективизировать результаты высказываний наших подопечных. К ним относится разработанный нами цветовой социометрический тест (ЦСТ), при помощи которого можно диагностировать межличностные отношения в группе. После проведения психологических тренингов проводится повторное обследование, которое регистрирует изменения в отношениях. Этот тест позволяет выявить наличие неформальных групп и их лидеров и антилидеров, узнать, кто из членов группы пользуется наибольшим авторитетом, а кто ходит в "отверженных". Эти данные позволяют делать конкретной работу по сплочению группы. К сожалению, многие семьи не достигли уровня развития коллективов, и нередко представляют собой только кооперации. А ведь известно, что кооперация в трудных условиях распадается, а коллектив сплачивается. Кроме того, представляет интерес и цветовой тест определения "социогена" (ЦТОС, "социогеном" мы называем структуру характера). Точное его определение позволяет спрогнозировать судьбу человека. Большую помощь оказывает нам и цветовой тест прогноза отношений (ЦТПО). Теперь мы можем предсказать, как сложатся отношения между двумя людьми через определенное время. Мы можем даже предсказать как они будут обзывать друг друга, даже если в настоящем времени им кажется, что они любят друг друга.

И как часто сбываются ваши прогнозы?

Здесь не лечение. К сожалению, почти со 100% вероятностью.

Почему, "к сожалению"?

Потому что они как правило плохие.

Так зачем же тогда их строить?

Так мы ж знаем, что надо сделать, чтобы это не случилось, если прогноз нежелателен для человека. Или хотя бы он к этому подготовится, если не захочет в этом плане ничего делать. Ведь благодаря этому можно сохранить и упрочить как деловые, так и любовные отношения.

Так вы против разрывов отношений?

Нет, не против. Даже за, если эти отношения портят жизнь партнерам. Но следует помнить закон судьбы: "Если с человеком ничего не происходит в плане коррекции характера, то следующий партнер будет еще хуже". Я описал один тип женщины, который назвал "Золушкой". Ее судьба выйти замуж за алкоголика. Так вот, одна из таких реальных Золушек, будучи студенткой вышла замуж за алкоголика-студента. Убежав к себе в деревню и обстроившись, работая механизатором, опять вышла замуж за алкоголика-механизатора. Сбежав от него уже с двумя детьми в Ростов, стала главным бухгалтером одной фирмы, приобрела квартиру. Трижды пыталась устроить свою жизнь и каждый раз ей попадались алкоголики. Она не выдержала и отравилась таблетками. Ее откачали, поместили к нам в клинику неврозов. Там было 19 мужчин с разными заболеваниями, и только один из них алкоголик. Так, кто же ей понравился? Конечно, алкоголик. А если бы в клинике не было алкоголиков, так ей бы никто не понравился, и она бы говорила, что не было интересных мужчин.

Так чем же дело кончилось?

В данном случае все благополучно. Она изменила свой сценарий. Сейчас она близко к себе алкоголика не допустит.

Скажите пожалуйста, а можно ли быстро определить, кто пред тобой?

Конечно! Этому мы и обучаем наших подопечных.

Приведите, пожалуйста, несколько примеров.

Пожалуйста. "Такой красивой и хорошей как ты, я никогда не видел" (Вариант "ты самая лучшая") - это объяснение бабника. "Я без тебя пропаду" ("Ты мне нужна", "Я без тебя не могу обойтись" и пр.) - объяснение алкоголика или беспомощного человека. "Я буду тебя на руках всю жизнь носить" - врет. Это невозможно, даже, если он чемпион мира по штанге. Кстати, эти объяснения нравятся многим нашим девушкам. А вот объяснения такого типа, как "Давай вместе встречать радости и тяготы жизни", почему-то не нравится. А ведь это объясняется зрелый человек. Кроме того, зрелый человек никогда не уговаривает. Ведь он к партнеру относится с уважением и понимает, что получил взвешенное решение умного человека. Более подробно я все эти правила описал в книге "Принцип сперматозоида".

Скажите пожалуйста, а будут ли действовать эти правила в Германии? Ведь наши люди несколько отличаются от ваших.

В нас много общего, отличаемся мы в деталях. И наши, и ваши люди хотят периодически есть. И те, и те нуждаются в жилище, одежде и сексуальном партнере. И россияне, и немцы хотят чувствовать себя значительными фигурами, хотят развивать свои способности. Кстати, разрабатывая свои методики, я брал за основу работы европейских, в том числе и пишущих на немецком языке (З.Фрейд, Ф.Перлс, В.Райх, Г.Юнг, А.Адлер, Ф.Ницше, А.Шопенгауэр и др.), американских ученых и философов. Это же общечеловеческие законы. Думаю, что и то, что я открыл, пригодится немцам. Тем более, что мои принципы обучают человека приспосабливаться к действительности, а не менять ее. Это особенно необходимо живущим у вас выходцам из России. Ведь тем, кому было плохо в России, им не стало лучше в Германии, потому что все наше счастье и все наше несчастье находится в нашей собственной голове. От себя никуда не уйдешь. Еще Сократ говорил одному путнику: "И какой толк тебе в твоих странствиях, когда за собой таскаешь повсюду самого себя".

Были ли вы когда-нибудь в Германии?

Нет, но планирую. Некоторое время я подлечиваю нескольких ваших пациентов по телефону. Они приглашали меня приехать в Германию. Если будет возможность, то приеду. Если конечно у меня появятся какие-нибудь интересные дела, которые я смогу сделать только в Германии, то я к вам приеду, но не так, чтобы сидеть у вас на шее, как хотят некоторые наши соотечественники, а так, чтобы это было взаимовыгодное, а главное, интересное, сотрудничество. А так, мне и у себя на родине хорошо.

Опишите вкратце ваши методы.

Я постараюсь. Но если хочется, чтобы еще и было понятно, то стоит еще и прочесть мои книги.

"Сценарное перепрограммирование" в группе проводилось следующим образом. Один из членов группы зачитывал свою автобиографию, в которой он описывал, все что мог вспомнить о себе, начиная с раннего детства. После того, как он прочел о первых 5-7 годах своей жизни, слушатели и руководитель пытаются определить его "социоген" и на этом основании построить дальнейшую линию его жизни. Правильность предположений тут же подтверждалась тем, кто зачитывал свою биографию. Последний как бы возвращается в социокультурную среду своего детства, где формировались его малоадаптивные паттерны поведения, повлиявшие на становление малоадаптивного личностного комплекса. Остальные слушатели проводят по аналогии такую же работу в отношении самих себя. Руководитель осуществляет психологический анализ материала. Разрабатываются стратегия и конкретные поведенческие приемы для коррекции "социогена" данного индивида. Групповая работа при необходимости дополнялась индивидуальной работой, которая определялась структурой личностного комплекса.

"Психологическое айкидо" (ПА) предназначено для обучения правильному поведению в конфликтных ситуациях, умению наладить отношения после конфликта и суметь его предотвратить. Основным приемом ПА является прием амортизации, суть которой заключается в немедленном согласии с любыми утверждениями партнера с последующими оговорками и сведением беседы в необходимое для индивида русло. Различают непосредственную (применяемую в конфликте), отставленную (используемую для налаживания отношений после конфликта) и профилактическую (предназначенную для предотвращения конфликта) амортизации. Описаны стандартные ситуации, наиболее часто встречающиеся в межличностных отношениях. В отношениях психологического равноправия выделяются продуктивные - сотрудничества и любви, а также поддерживающие - разговоры на избитые темы, выпивки и все то, что не порождает новых результатов. В иерархических отношениях выявилось, что в каждом подчиняющемся имеются скрытые признаки доминирующего и наоборот. Описаны приемы выхода из иерархических отношений, которые лежат в основе предательства. Описано пять видов предательства, как малоадаптивных паттернов поведения (даны по возрастающей тяжести) - родных, родины и единомышленников, сотрапезников, Учителя и человеческого достоинства и, наконец, предательство самого себя. Дано определение предательства, как обман доверившегося тебе человека и разработаны правила поведения при предательстве и его профилактике. Разработаны и приемы диагностики общения, содержащего подтекст (двойные удары), психологические неосознаваемые игры, всегда ведущие к конфликтам (преступлениям) или болезни (смерти). Описаны правила выхода из таких игр. Умение избегать таких форм общения позволяет адаптироваться в социокультурной среде.

"Стратегии управления" для приобретения навыков регулирования групповых отношений и функционирования, что необходимо для эффективного инсценирования действий как в семье, так и на производстве. Показаны различия между семейными и производственными ситуациями. Описаны три неформальные группы, формирующиеся практически в любом производственном коллективе: учебно-карьеристская, культурно-развлекательная и алкогольно-сексуальная; описаны их взаимоотношения друг с другом и с руководством. Разработаны рекомендации по купированию вредного действия алкогольно-сексуальных и культурно-развлекательных групп; работе с лицами, стремящимися нарушить единство группы; получению необходимой информации о социокультурном состоянии группы без осведомителей и т.п. Сформулированы также правила общения подчиненных с руководством, поведения во вновь сформированной группе и в уже существующей при поступлении на новое место работы и т.п. Отработан ряд управленческих приемов: "передача полномочий" для стимуляции активности подчиненных и смягчения конфликтных ситуаций; "игнорирование" - существенное дополнение к таким формам, как наказание и поощрение; способы сплочения группы, когда член группы может пожертвовать своим интересом ради интереса группы и через интерес группы реализовать свой собственный интерес.

"Психология публичного выступления". Методика разработана для обучения организации эффективных публичных выступлений, психологического тренинга, социально-адаптационной и педагогической работы. Приемы этой методики направлены на формирование у партнеров по общению интереса к его предмету. Задача заключается в том, чтобы настолько заинтересовать их этим предметом, чтобы при этом они перестали реагировать на отвлекающие внешние факторы (сходство с сужением сознания). Но с нашей точки зрения это не патология, а единственно возможное состояние для достижения эффективных результатов в процессе решения проблем на интеллектуальном уровне. Все, что воспринято личностью в состоянии выраженного интереса, прочно остается в памяти и не требует специального заучивания, ибо в основе такого запоминания лежит понимание и принятие объекта, вызвавшего интерес. Преимуществом такого способа обучения является то, что память в такого рода напряженных состояниях обостряется, тогда как при других напряженных ситуациях (например, экзамены), вспомнить необходимое не удается. Напряженный интерес формируется тогда, когда объект интерпретируется с разных сторон. Наш способ возбуждения такого интереса заключается в том, что для обсуждения определенного вопроса привлекаются идеи из других областей знания, которые освещают предмет обсуждения каждый раз с новой стороны. Внимание при этом остается сосредоточенным на объекте. Сосредоточенный интерес успешно могут вызвать у себя лица только с развитым интеллектом и высокой степенью культурной компетентности, что делает их способными привлекать к планированию своего поведения сведений не только из области своих профессиональных интересов, но использовать достижения, имеющиеся в других областях знания. Поэтому занятия по этой методике проводились с лицами, освоившими предыдущие программы.

Все эти методы объединены общим принципом и техникой целенаправленно моделирования эмоций. Данный принцип заключается в следующем: необходимо воздействовать на чувства больного таким образом, чтобы сформировать у него аффективное состояния интереса и стимулировать поисковые реакции. При состоянии интереса происходит обострение восприятия окружения и активизируется рациональное отношение к нему, оптимизируется как обучение, так и практическая деятельность, а в энергетическом отношении организм работает в наиболее экономном режиме. При поисковой активности наиболее интенсивно и быстро идут восстановительные процессы в отношении нарушенных связей с окружением и происходят накопление адаптационного потенциала.

Целенаправленное моделирование эмоций проводится по следующей принципиальной схеме: удивление - интерес - радость. Удивление необходимо для перераспределения эмоционального напряжения от тяготения к деструктивным фокусам (депрессия или тревога, страх) к ориентации на конструктивные реакции. Формирование удивления достигается нетрадиционными для пациента поведением и высказываниями врача. Основная задача при этом состоит в том, чтобы привлечь внимание человека к возможностям изменения неэффективных реакций. Для ее решения подходит рационально обоснованная критика утративших эффективность стереотипов поведения и суждений, устаревших жизненных позиций. Можно использовать при этом методику "сократического диалога", прием парадоксальной интенции. Годится здесь и техника амортизации: неожиданное согласие со всеми, зачастую неверными установками и утверждениями больного, которые ранее другими не поддерживались. Удивление в одних случаях приводит сразу к появлению интереса, в других вызывает недоумение, негодование, а иногда и гнев, которые в адаптационном плане более целесообразны, чем тревога, страх и депрессия, входящие в спектр эмоциональной патологии при неврозах. Причем, гнев легко снимается техникой амортизации и через радость приводит к довольно стойкому интересу.

Поддержание интереса как оптимального отношения человека к окружению, способствующего поисковой активности и освоению нового, стимулирует рациональное осмысление этого окружения и препятствуют чрезмерному фантазированию. Именно на этом фоне интереса человек сам в состоянии преодолеть свои фантастические представления, уяснить истинные причины неприятностей и заболевания, так организовать свою деятельность, чтобы ее результаты приносили удовлетворение.

Такой подход позволяет применить многие известные психотерапевтические приемы и методики из других психотерапевтических систем и модифицировать их в свете целенаправленного моделирования конструктивных отношений индивида с окружением.

 

* * *

Это интервью было подготовлено для русскоязычных читателей Германии. По не зависящим от меня причинам опубликовано оно не было, однако положения, в нем высказанные, присутствуют во многих моих книгах.
 

 

Читатйте также:

Афоризмы житейской мудрости

Принцип сперматозоида. Основы

Что такое «Судьба и сценарий»?

Книги и аудиозаписи по теме: 

Не нойте!

Как узнать и изменить свою судьбу

Аудио-запись семинара "Как стать счастливым?"



Категории статей